Жизнь после Путина: что будет, если президент умрет?

В течение многих лет наблюдатели размышляли над тем, какая смертельная болезнь поражает президента России Владимира Путина. Но в последние месяцы эта дискуссия набирает обороты. Рак поджелудочной железы, Рак щитовидной железы, Рак крови или давние проблемы со спиной? Правда это или нет, но эти слухи заставили всех серьезно задуматься о том, что будет, если Путина не станет.

Оппозиция склонна считать, что если Путин уйдет, его режим уйдет с ним и появится шанс на «новую перестройку». Консерваторы считают, что этот момент станет шансом затянуть гайки.

В любом случае, существует глубокая неопределенность в отношении того, что и кто будет дальше.

Конституция России не определяет, что произойдет, если президент скончается при исполнении служебных обязанностей, а лишь упомянет о возможности «по состоянию здоровья», из-за которой президент больше не может осуществлять свои полномочия. Однако на практике процедура такая же, как и при увольнении.

В нынешней ситуации ключевым является вопрос подготовки: будет ли уход Путина внезапным и неожиданным, или он успеет помазать себе преемника?

Если преемник известен заранее, у элит будет меньше пространства для маневра. Чем больше времени, тем более управляемой будет передача энергии. Если поддержка Путина останется относительно стабильной, Путин и его преемник получат в свое распоряжение значительный политический капитал — то, что мы могли бы назвать «идеологией путинизма». До сих пор эта идеология обеспечивала стабильный режим.

Однако если Путин покинет пост президента внезапно и не успев подготовить преемника, все станет куда более непредсказуемым. Многое будет зависеть от факторов, не зависящих от Путина, и роль элиты будет гораздо значительнее.

Согласно конституции, премьер-министр становится исполняющим обязанности президента в случае, если президент не может выполнять свою работу. Но полномочия исполняющего обязанности президента ограничены: он не может распустить Государственную Думу, назначить референдум или предложить поправки в конституцию.

Статус «исполняющего обязанности президента» кажется идеальной отправной точкой для потенциального преемника, поэтому многие наблюдатели считают, что передача власти начнется с назначением нового премьер-министра.

При всех его заслугах Путин вряд ли считает своим преемником нынешнего премьер-министра Михаила Мишустина. Мишустин недостаточно близок к Путину и не смог стать чем-то большим, чем политическим технократом . Даже если завтра с Путиным что-то случится и Мишустин станет исполняющим обязанности президента, это не сделает его автоматически фаворитом на следующих президентских выборах (поскольку Путин его не выбирал).

На самом деле, если бы Мишустина вдруг поставили на должность исполняющего обязанности президента без должной подготовки, он оказался бы в очень затруднительном положении. Он будет зависеть от администрации президента, и любые серьезные независимые политические решения или кадровые изменения в правительстве обязательно вызовут конфликт.

Точная конституционная процедура в случае смерти президента заключается в том, что у Совета Федерации есть 14 дней для назначения президентских выборов (голосование должно состояться в течение трех месяцев с момента прекращения полномочий президента). Если Совет Федерации вовремя не назначит выборы, они перейдут к Центральной избирательной комиссии.

Если не будет названного преемника, роль формальных институтов возрастет вместе с возможностями элиты сыграть свою роль. В настоящее время ключевые институты власти функционируют как части путинского неформального режима. Но если бы Путин ушел без преемника, они стали бы проводниками интересов крупных корпораций, спецслужб, руководства «Единой России», влиятельных соратников и друзей Путина. 

Быстро развернется напряженная борьба за официальные рычаги влияния, и ключевым станет вопрос, смогут ли элиты договориться о преемнике.

Возникнет консенсус или нет, будет зависеть от многих факторов, но прежде всего от состояния самого путинизма. Сегодня, когда у власти аномально высокие рейтинги, население мобилизовано, а оппозиция замолчала, шансы на то, что элиты договорятся, вернее, на то, что часть элиты успешно навяжет свой выбор, высоки. Консервативные силы, в первую очередь «силовики», скорее всего, возьмут на себя инициативу, а значит, последующий режим будет более жестоким, более ястребиным, более репрессивным и еще более радикально непримиримым. Нравится вам это или нет, такое мировоззрение гораздо больше соответствует российскому общественному мнению на данный момент, чем программа модернизации или реформ.   

Но если Путин уйдет, когда провоенный блок будет ослаблен, когда меньше политической поддержки режима, выше уровень недовольства и больше экономических проблем, то у «силовиков» будет меньше пространства для маневра и голоса модернизаторов и больших бизнес будет сильнее. Если это произойдет, выбор преемника станет гораздо более конфликтным процессом.

В любом случае многое будет зависеть от характера политического мейнстрима. Чем «здоровее» будет антизападная, антилиберальная, консервативная идеология, когда Путин выпутается из этой бренной оболочки, тем больше вероятность того, что элита будет стремиться оставить все как есть — или закрутить гайки. Но если политическая и экономическая ситуация разваливается, общее недовольство нарастает, системная оппозиция сумела возродиться, а путинизм как идея в упадке, то шансы на то, что Россия окажется с реформирующимся, пусть и слабым, президентом намного выше. . 

Проще говоря, учитывая нынешнюю политическую обстановку в России, чем раньше Путин умрет, тем больше шансов на консервативный реванш. 

Recommended Posts